и еще о школе

планирование распорядка дня с наступлением школьных будней
спасибо, Свете Гончаровой))
для себя кое-что важное почерпнула – очень актуально про кружки и секции
а то люблю заморочиться ;)

После рождения ребенка

автор – Елизавета Колобова
===========================

“Лиза, когда ко мне вернется память? Я стала забывать элементарные вещи, мне очень тяжело думать. Раньше я постоянно читала научную литературу, мы с мужем могли часами говорить на очень глубокие темы. Если я включала телевизор, то исключительно канал Культура и фильмы ВВС. Сейчас же все, на что меня хватает, это ТНТ. Книги уже совсем не читаю, потому что читать бульварное чтиво уважение к себе не позволяет, а от серьезной литературы я засыпаю. Муж, конечно, терпит. Мы с ним прожили все эти годы на одном дыхании, могли посреди ночи сесть в машину и уехать на выходные к морю. Сейчас, я вижу, что он ждет, когда же я опять стану стройная, легкая на подъем и начну поддерживать разговоры о вечном. А я не могу… Да и не хочу. Это когда-нибудь закончится, или я безвозвратно деградировала?”

Этот разговор натолкнул меня написать на эту тему пост. Дело в том, что с рождением ребенка с самой женщиной, да и с семьей происходят вполне закономерные изменения, о которых надо предупреждать супругов еще на стадии зачатия, чтобы они знали на что они идут. Конечно, есть исключения, когда эти изменения незначительны и женщине удается так распределить свое внимание, что хватает всем. Но если мы говорим о тех, кто полноценно и долго кормит грудью, то подобное встречается часто, и надо знать, что этот этап биологически обоснован и, главное, конечен.

Итак, природа не зря разделила нас на Ж и М. Мужчина – охотник и воин. Его эмоциональное состояние ровное и стабильное, чувственность снижена, эмпатия (способность сопереживать, чувствовать другого человека без слов) практически отсутствует. Вполне логично, если учесть что его задача – это охотиться и надо быть всегда на чеку, не вплетать свои сопли в процесс и не умиляться загнанным в яму мамонтенком. Он стратег, его мысли (когда они не заняты сексом) направлены на великое и важное.

☝Женщина – существо чувствительное, с высокой степенью эмпатии, ее эмоциональное состояние скачет как пульс у чумного. Если бы мужчина хоть сутки прожил в том огромном мире эмоций, который у женщины является нормальным фоном жизни и который мы уже даже не замечаем, он бы не смог сосредоточиться ни на одном своем процессе. Зачем нам это? Да, чтобы понимать и слышать других людей без слов, понимать… нет, не правильно… проживать их потребности, чувствовать их как свои собственные и знать, как их удовлетворять. И чем чувственнее женщина, тем более она эмоциональная, потому что мир входит в нее со всех сторон. Если мы говорим о заботе о детях, то трудно представить, что какой-нибудь гермафродит, перекинув через плечо слинг с ребенком, бежит за мамонтом, погружен в ребенка, в его переживания, но при этом безжалостен к добыче.

Женщина – существо адаптивное. Мы учимся жить в современном мире, где ум, знания и позолота кубков, выигранных на интеллектуальных поединках, дает нам возможность выйти в слой самых лучших мужчин и найти себе подобного и самого сильного вождя. Ну, мир у нас такой и диктует определенные правила, где ценится образование, независимость и знание 64 позы кама-сутры. И женщина собой довольна, и мужчина ей гордится и все, в общем, хорошо.

Когда наступает беременность, у всех есть иллюзия, что они сейчас родят (главное к родам подготовиться), а потом она опять станет стройная и красивая, будет успевать все по дому, а вечером, уложив ребенка в кровать с балдахином и встретив мужа в накрахмаленном фартуке на голое тело, они станут вести долгие интеллектуальные беседы, а потом упражняться в позах кама-сутры тут же на столе.

И вот ребенок родился. Когда первая эйфория (если она была) от появления первенца на свет прошла, оказывается, что все изменилось. Начинается то, что я называю “испытания семьи детьми”. Супружество – это процесс постоянно изменяющийся, и принять любые изменения, как говорится, и в богатстве, и в бедности, и в печали, и в радости – это этапы взросления обоих супругов.

❓Так что же происходит? Ну, во-первых, женское тело. Мы знаем, какой культ построен вокруг этих пресловутых 90х60х90 и как сложно женщине любить и принимать себя в любых отклонениях от этих стандартов. Когда тело меняется на стадии беременности, это понятно. А вот когда потом проходит месяц, второй, третий, а оно все еще не вернулось в заданные границы… Есть, конечно, везунчики, которые быстро приходят в норму и даже становятся лучше, чем до беременности. Но в основном, если женщина полноценно кормит грудью, то организм начинает накапливать жировой запас на случай “атомной войны”. И чем больше она пытается его согнать, тем больше он(жир) нарастает, так как идет сигнал: “накапливаешь мало, оно куда-то все уходит, надо больше.” А если учесть, что для полноценной лактации нужен инсулин в повышенном количестве, а как следствие – сладкого хочется постоянно, то сидеть на диете, это смерти подобно.

А походы по магазинам. Шоппинг, который был удовольствием, превращается в кошмар. Идешь с ребенком, поэтому надо купить себе одежку быстро. Вбегаешь в магазин, хватаешь платьишки, которые так тебе шли до беременности (а мозг то воспринимает еще тело в старом варианте), заходишь в примерочную и… начинаешь рыдать, потому что вот это тело в зеркале – оно не твое. На твое тело влезал размер, который ты держишь в руках.

Не удивительно, что самооценка падает и в таком состоянии женщине нужно много-много похвалы, ласки, принятия и любви, что ожидается от мужа.

Но это еще не все. Психика… Вот психика, едет. Чтобы чувствовать ребенка без слов, чтобы понимать его потребности, чтобы сопереживать ему, природа включает эмпатию по полной и женщина погружается в ребенка с головой и… сама становится малым дитем. Они сливаются в одно существо из двух тел. Уязвимость, плаксивость, обостренное чувство справедливости – это лишь малая толика проявлений, которые характерны для этого периода. Внешне это смотрится как неадекват и потеря умственных способностей. Но это биологически обосновано. Это связь, которая необходима для взращивая полностью зависимого существа. Можно, конечно, закончить кормить грудью и разорвать быстро это погружение в симбиоз. Но тут уже каждый выбирает по своим приоритетам.

Гормональная система перестраивается таким образом, что понижается либидо и мысль о сексе радует, но очень-очень мало, а то и совсем не радует. Это изменение нагнетается еще и общественным стереотипом, что если мужу не давать, то он уйдет к другой. Мужчина же, видя такое погружение в ребенка, начинает чувствовать себя не нужным и, наоборот, стремится к сексуальной близости, потому что в нашем социуме это единственное проявление внимания и доказательства, что ты интересен своей женщине. Ему просто катастрофически не хватает внимания и ощущения собственной нужности и важности.

Это важная и тяжёлая работа – быть самой нужной на свете

Я как будто родилась вместе с ней 4 года назад. 4 года мы растем и меняемся вместе. Пока ребёнок не появился, невозможно понять, как это – быть мамой.

И даже, если прочитать все книги, выслушать опыт мудрых людей, жизнь преподнесёт сюрпризы. Будет по-другому. И маме придётся наравне с ребёнком учиться жить вместе. Мама учится ходить с ребёнком, говорить с ним, любить и понимать его.

Эта, пока ещё маленькая мама, нуждается в бережном отношении и понимании. Она не появилась на свет с готовым набором ключиков, точно подходящих её ребёнку.
Ей тоже нужно время. У неё тоже, возможно, случится кризис одного года, двух и трёх лет. Ребёнок меняется, ключики опять не подходят – ей нужно снова меняться.
Оставлять с такой болью нажитое, найденное, выстраданное и идти дальше.

Пока ребенок, растёт, он падает много раз. Мама падает ещё больше. Чаще и больнее. Ребёнка могут толкнуть и ударить, маму толкают снова и снова: “Делай то, ты должна”. Маму бьют: ” Плохая мать”. Маму унижают, маму игнорируют, лишают права голоса, лишают авторитета, лишают своего мнения и шантажируют. Маме угрожают, маму подкупают, маме ставят ультиматумы, маму пугают милицией, объявляют тайм-аут, маму положительно подкрепляют и неизменно наказывают за проступки.

Воспитывают её, в общем. Внутри или снаружи её, но это происходит.

Она слышит то, какой она должна быть. Теряя при этом ту, которая сможет и захочет.

Цепочка того, что случилось с ней, привела ее туда, где она сейчас находится. Почему же ей должны подходить рецепты других людей – с их цепочкой?

Пока она слушает других, она не слышит себя. Она не слышит голос своего ребёнка.

Так важно дать возможность маме прожить все их общие кризисы и неудачи вместе. Со всеми чувствами. Своими и его. Со злостью, болью, беспомощностью, радостью, умилением, не любовью, виной, ликованием, ленью, опустошённостью, разбитостью, дикой усталостью и недосыпом. С лохматой головой и безумным взглядом. С соцсетями и пирожными.
Дать возможность не “самореализовываться”, не гнобить за “потраченное попусту время”, проведённое с детьми.
tender_beanПотерять себя, чтобы найти себя новую. Разрешить себе пробовать, щупать и находить своё. Общее. То, что будет работать для них двоих, для семьи.

Но для этого никак не получается сделать самое простое. оставить их в покое. Оставить в покое эту пару: мама-её ребёнок.

Они обязательно разберутся. Они смогут. Они друг об друга научатся. Они никуда не денутся. Уберите стимуляцию. Уберите: “Надо”. Уберите все.
Дайте им друг друга. Дайте им заглянуть друг другу в глаза, понять друг друга, услышать друг друга, полюбить друг друга. Они все сделают сами.

Маленькая мама вырастет в большую. Будет надёжной и любящей, только оставьте ей место. Дайте ей дышать.
Дайте ей быть потолстевшей, дайте ей быть неумной, наседкой. дайте ей возможность не гнаться за той жизнью, которая была до. Дайте ей понять и ощутить себя такой. Другой, новой, нужной. Дайте ей возможность ощутить себя чьей-то жизнью. Она много держит на своих руках.

Жанна Ермашова

кого еще напугали киты..

мифически раздуто и даже красивый визуал придуман… а проблема-то в другом
стоящая статья на эту тему от Людмилы Петрановской

Семья пришла в ресторан, официантка обращается к ребенку:

– Что для вас, молодой человек?

– Гамбургер и мороженое, – отвечает мальчик

Тут вмешивается мама:

– Ему салат и куриную котлетку, пожалуйста.

Официантка, продолжая смотреть на мальчика:

– Мороженое с шоколадом или с карамелью?

– Мама, мама! – кричит ребенок, – Тетя думает, что я настоящий!

в тему выпускных

К дисциплине через игру

В этой статье, посвященной дисциплине, Гордон Ньюфелд рассказывает об основных причинах проблемного поведения и о неожиданных решениях, к которым можно прийти с помощью игры.

В последнее время я много размышлял об игре. Возможно, из-за того, что у меня трое маленьких внуков. Или, может быть, я просто хочу подольше оставаться молодым, а игра, безусловно, этому способствует. А может быть, причина в том, что тема игры будоражит научные умы современности, и мне посчастливилось создать “Игру и эмоции” – новый курс, подготовка которого стала одним из лучших периодов моей научной жизни. Какими бы ни были причины, я уверовал в силу игры.

Обычно концепции игры и дисциплины никак не связывают. И на то есть веская причина. Дисциплина часто ассоциируется с трудом, характерной особенностью которого является результат. По теории труда применительно к дисциплине поведение формируется последствиями. Получается, что основной задачей дисциплины будет контролировать результат поведения ребенка. Поэтому, когда возникает проблемное поведение, приверженцы этой концепции рассуждают так: “Какие последствия я должен создать или предъявить ребёнку, чтобы он понял, что такое поведение не работает?” Или, когда ребёнок делает что-то, что нас особенно радует: “Какие последствия (например, поощрения) мы должны продемонстрировать, чтобы донести до него, что такое поведение работает?»

В игре же главное не результат, а сам процесс. В этом смысле игра противоположна работе. Играть означает увлечься деятельностью, не думая о последствиях, к которым она может привести.

Те, кто верит в идею труда ради результата, считают, что с детьми надо обращаться как с маленькими трудягами, чтобы, в конце концов, они научились связывать причину и следствие… и затем постепенно смогли видоизменять своё поведение так, как нужно. В этом случае сама дисциплина становится тяжёлой работой, потому что вы постоянно пытаетесь подобрать подходящие последствия, которые привели бы к желаемому поведению.

При таком подходе к дисциплине возникают две основные проблемы:

Первая заключается в том, что дети по своей сути (впрочем, как и все незрелые люди) не могут трудиться ради достижения какой-то цели. Не имеет значения, насколько логичны будут последствия, если ребёнок просто ещё не думает с точки зрения того, куда это может привести. Если до конца этого не понимать, подчас может быть очень тяжело, и тогда дисциплина окажется упражнением на тщетность. Так задумано, что дети живут в режиме игры и не заботятся о результате своего поведения. На то есть веские причины, они кроются в процессе развития, и мы только-только начинаем их постигать.

Вторая проблема в подходе к дисциплине как к работе, лейтмотивом которой является результат, заключается в том, что на самом деле эта работа не приносит тех изменений в поведении, которых мы ожидаем. Основная причина этого заключается в том, что дисциплина не может решить проблемы, лежащие в основе плохого поведения. Мы часто думаем о дисциплине, как о корректирующих мерах, но это может быть верным решением, только если проблемы поведения не имеют глубоких корней. На самом деле, существует пять основных проблем, лежащих в основе практически любого рода поведения, которое становится объектом дисциплины, и дисциплина не решает ни одну из них.

Наиболее распространенной причиной проблемного поведения является незрелость.

Дети не рождаются со способностью решать проблемы, принимать чужую точку зрения, оценивать возможные последствия или управлять своими эмоциями и импульсами. Даже зная, что хорошо, а что плохо, зачастую они просто не могут себя контролировать. Самые благие намерения часто остаются неосуществлёнными. И, хотя эти недостатки развития приводят к немалым поведенческим проблемам, они не могут быть решены посредством дисциплины. Только истинное созревание может принести желанные плоды. А пока нам следует подумать, как вести себя с ребёнком, пока он не станет достаточно зрелым для того, чтобы действовать, руководствуясь усвоенными знаниями.

Второй основной причиной проблемного поведения является отсутствие правильных отношений с ответственным взрослым.

Дети должны быть глубоко привязаны и находиться в доверяющей зависимой позиции, чтобы иметь глубокое и систематическое желание быть хорошим. Когда такая привязанность отсутствует, дети будут инстинктивно сопротивляться и противиться, если почувствуют, что их к чему-то принуждают. Этому феномену есть название – противление. Такое проблемное поведение не может быть решено посредством дисциплины; на самом деле, дисциплина только усугубит проблему. Здесь будет справедливым задать себе следующий вопрос: как развить такие отношения, в которых дети естественным образом захотят быть хорошими? Если бы присутствовало это базовое желание, и мы бы позаботились о безопасности таких доверительных отношений, то, несомненно, необходимости в дисциплине было бы намного меньше.

Третьей основной причиной значительной части проблемного поведения являются сильные эмоциональные импульсы ребенка, которым нужен выход.

Все дисциплинарные меры только усиливают те самые эмоции, которые и привели ребенка к проблемам. Когда мы чувствуем, что ребенок движим какой-то эмоцией, нужно спросить себя: как я могу помочь ему от неё освободиться и не попасть при этом в неприятности? Понимание этой динамики уже само по себе может значительно изменить наше собственное поведение.

Четвертая причина проблемного поведения заключается в том, что ребенок не становится инстинктивно осторожным, внимательным и обеспокоенным, когда должен бы.

Эти качества не являются личностными характеристиками, которым можно научить. Это, скорее, плоды работы здоровой системы оповещения об опасности. Чтобы не попасть в неприятности и держаться от греха подальше, мыслящему мозгу ребёнка необходимо чувствовать обратную связь от действующей системы оповещения об опасности в случае, когда грозит беда. Слишком многие дети сегодня потеряли свою способность быть осторожными, внимательными, обеспокоенными, поэтому у них по умолчанию возникают проблемы с дисциплиной. Вопрос, который мы должны задавать себе в таких случаях, – это как восстановить способность ребёнка быть осторожным и внимательным, когда это необходимо.

Пятой основной причиной проблемного поведения является неспособность чувствовать тщетность при столкновении с ней.

Чтобы проблемы поведения решались на уровне мозга, дети должны ЧУВСТВОВАТЬ грусть и разочарование, когда сталкиваются с тем, чего не могут изменить. Слишком много детей сегодня утратили чувство тщетности. Дети совершают одни и те же ошибки снова и снова, и им не хватает психологической устойчивости – знания, что они могут пережить, если что-то пошло не по их плану. Сама по себе дисциплина не может способствовать адаптации, так же, как и последствия или санкции не могут привести к нужному результату. Это могут сделать только правильные чувства. В случае застревания в каком-то поведении мы должны спросить себя, как помочь ребёнку найти утраченные слёзы грусти, которые помогли бы ему идти по лабиринту жизни.

Если устранить эти пять основных причин проблемного поведения, необходимости в дисциплинировании детей практически не будет. Мы должны помнить, что сама по себе дисциплина не может решить лежащих в основе плохого поведения проблем. Более того, традиционная дисциплина обычно только всё усугубляет. Если бы мы действительно это поняли, мы бы осознали, что настоящая задача дисциплины состоит не в том, чтобы добиться своего или преподать ребёнку урок, но скорее “не навредить” и постараться найти способы, как справляться с симптомами, пока не будут решены проблемы, лежащие в основе. Осознание этого может коренным образом изменить взаимодействие с нашими детьми, причем не только тогда, когда возникает проблемное поведение.

Это возвращает меня обратно к игре. Удивительно, но игра, кажется, является ответом на те самые проблемы, которые мы обычно пытаемся решить с помощью дисциплины. Именно поэтому игра – это естественное состояние незрелых людей. И именно поэтому я верю в то, что именно игра, а не работа, приведет к тем изменениям, которые мы так хотим увидеть в наших детях.

Каким же образом игра осуществляет это? Я постараюсь ответить на этот вопрос во второй части статьи. На данный момент я хотел бы оставить вас с мыслью, что, возможно, мы придаём дисциплине слишком большое значение. Возможно, мы слишком ослеплены нашей взрослой этикой труда, чтобы увидеть, для чего в действительности нужна игра. Возможно, мы были введены в заблуждение, казалось бы, невинным и легкомысленным характером игры, и это не позволяло нам осознать, что на самом деле игра может принести нам желаемые плоды.

Ничто в естественном развитии не работает мгновенно. Мы вполне могли бы позволить себе немного расслабиться, разрешить детям быть детьми, а между тем найти способ навести порядок в их вселенной так, чтобы это не воспринималось как работа.

Гордон Ньюфелд

Перевод Анны Горулько

Редакция Юлии Твердохлебовой

если ребёнок плачет

Что делать и не делать, если ребёнок сильно плачет. Внезапный испуг, например, или коленку ободрал, или резкая обида. Я тут пишу «мама», но то же работает, конечно, с любым близким взрослым.

Сначала что НЕ надо делать. Не разговаривать НИКАК. То есть абсолютно. Никаких «иди пожалею» или «ой-ёй-ёй» или «маленький мой». Никаких вопросов о том, что случилось, как упал, где болит. ТИХО. Слова дают ребёнку дополнительную нагрузку на мозг в ситуации, когда он и так перегружен.

Также не надо тут же мазать ребёнка или дуть на рану (исключения, вроде артериального кровотечения, понятны), сильно укачивать, совать ему игрушки или сладости. Не вводить в ситуацию НИКАКИЕ новые сущности под истерику. Опять же, разгрузить мозг ребёнка, дать ему справиться с бедой, обработать всё.

Что помогает в любом возрасте:

1. Плавные, сильные, мягкие объятия, в них замереть, чуть отойдя от сцены проблемы, отвернувшись. Метафора «мама-одеяло». Мягкое, тёплое, надёжное, родное. Завернуть ребёнка в себя, как в одеяло. «Крепко», потому что у мамы часто от нервов руки подрагивают, и если держать не крепко, дрожь чувствуется

2. Отрегулировать своё дыхание. Плавные, глубокие, регулярные вдохи и выдохи. Обратите внимание, как сильно дыхание в таких ситуациях сбивается; как регуляция дыхания помогает успокоиться; и, главное, как ребёнок синхронизирует со временем своё дыхание с маминым, тоже успокаиваясь.

3. Можно чуть-чуть покачивать ребёнка в такт дыханию, чуть-чуть поглаживать по спинке синхронно. Плавно, медленно, фоном, чтоб не отвлечь от важной работы, которой занят ребёнок — обрабатывать аварию.

Еще можно мычать, петь песенки без слов, подпевки какие-то. Это как дыхательные упражнения. Опять же, они должны быть «фоновыми», не переключать на себя внимание. Но очень помогают дыхание отрегулировать.

4. Следить за дыханием ребёнка. Когда оно станет ровным, всхлипывания уйдут — повернуться «к лесу задом, к сцене передом». Посмотреть, где случилась беда.

5. И рассказать историю происшествия, «сказку аварии». Например: «Ты бежал вот тут к горке, а перед ней был лёд, левая нога уехала назад, и ты упал и ударился подбородком». Следите за дыханием ребёнка. На опасном месте, когда история подойдёт к «упал» — оно, скорей всего, участится. Ребёнок даже может опять заплакать. Он проживает событие. Историю можно рассказывать много раз. БЕЗ суждений (неосторожно, больно, зря) — только факты, только то, как было.

Дополнительно для более старших детей (в какой-то мере вербальных):

5. Дети и сами часто рассказывают по несколько раз всем членам семьи и знакомым, обрабатывая. В итоге ребёнок придёт к тому, что сможет историю рассказать или прослушать на ровном дыхании. Это значит, что стресс снят.

6. Когда ребёнок помирился с местом и историей происшествия, и ТОЛЬКО тогда, не раньше, можно устроить «разбор полёта». Хорошо его начать с вопроса вроде «Как ты думаешь, что стоило сделать?» То есть уже изменить «сказку аварии», придумать новую. Подчеркну, к этому этапу стоит приходить, эмоционально справившись, успокоившись. НИКОГДА не имеет смысл говорить «не делай того» или «куда ты смотрел!» — пока ребёнок плачет. Закройте рот и держите закрытым, а дышите глубоко и плавно — через нос А когда ребёнок успокоится, он и сам всё расскажет, где ошибки были, и как их исправить

Такой процесс занимает от часа до секунд; более старшие дети проделывают его внутри и самостоятельно. Говорить «под руку» плачущему ребёнку (даже жалеть) и/или не возвращаться к месту аварии — чревато психологическими проблемами.

В описанном методе ребёнок учится САМОконтролю, учится вырабатывать СВОИ методы анализа И решения проблем. Взрослый помогает, но ФОНОМ, не перехватывает управление и контроль, а только даёт поддержку эмоциональную. Тем временем, с помощью этой поддержки, ребёнок справляется с болью сам, продумывает ситуацию сам, выходы ищет сам. Ребёнок — менеджер ситуации, босс, взрослый — поддерживающий персонал.

Возможно, ребенок быстро успокоится, если взрослый будет спокойным голосом объяснять, что все в порядке. Но это краткосрочный результат. Не ребенок успокоился, а взрослый успокоил ребенка. Урок на будущее: «Мне не доверяют, я еще мал, решаю не я.»

Кроме того, ребенок может и перестал плакать, а вот снят ли стресс? Или просто загнан внутрь (особенно если отвлекли)? Накапливание стресса чревато многими проблемами, и психологическими, и болезнями (сердечными, например) в будущем.

А заявления «это не страшно, это не сильная ранка» от не пострадавшего меня довольно крепко напрягают. Почему такие вещи надо СООБЩАТЬ? Сам ребёнок должен, на мой взгляд, иметь шанс вынести это СУЖДЕНИЕ о серьёзности ситуации. Иногда ситуация субъективно кажется серьёзной, и это суждение стоит просто УВАЖАТЬ. Хочется научить малыша ОЦЕНИВАТЬ ситуацию на «страшность» и САМОМУ учиться понимать её серьёзность.

Один или второй подход к каждой данной ситуации — вопрос выбора. В ситуации крупных аварий, особенно если надо действовать быстро (убегать от взрыва, делать операции, надевать противогаз) — я считаю, взрослому стоит взять на себя контроль ради скорости. Но если споткнулся или игрушку отобрали – лучше дать ребенку самому справиться.

То есть надо быть осторожным, найти свой баланс. Чтоб, во-первых, не перехватить на себя управление ситуацией и ребёнком, а оставить ребёнку возможность управлять собой. Во-вторых, чтоб не диктовать извне суждений о ситуации, а дать ребёнку возможность вынести свои суждения. Но, в-третьих, поддержать.

мысли о смерти

замечательный блоггер Яна miumau
отвечает на вопрос читателя – как смириться с мыслью о смерти
“Отличный вопрос! Я действительно верю, что все имеет совсем не такое больше значение. В том смысле, что после нашей смерти жизнь продолжится, люди без нас обойдутся. Все что мы делали, со временем превратится в прах. И от всего, что мы не сделали, никому не убудет. Это не важно. все важное наверное сделают за нас – если не мы, то другие. Или не сделает никто, и мир тоже не рухнет.

С другой стороны я не думаю, что жизнь моя совершенно бессмысленна. Пока я тут, я могу сделать что-то хорошее. Да, это совершенно не важно в перспективе – все мои книги, картины, душевные порывы. Но многое, что я делаю в какой-то отдельный момент жизни, в этот момент имеет значение. Вот правда – мой ребенок упал в лужу, я его подняла, обняла и утешила – и этого достаточно. Я не ожидаю от жизни, что каждое мое движение должно войти в историю как какой-то подвиг. У ребенка на секунду возникло чувство, что он не один, ему на этом свете рады, он кому-то не безразличен. У него есть люди, которые его любят, протянут ему руку, и пожалеют. И может быть благодаря этому моменты последующие мгновения или годы он проживет немного легче и радостнее. Потому что что-то греет ему душу, а что-то дает стабильность. Вот я общаюсь со своими родными и близкими, им приятно было провести со мной час – значит мы подарили друг другу интересный час жизни. Разве этого мало? Я человеку чай сделала, пирог испекла – он обрадовался – по-моему отличный вклад в круговорот жизни. Даже незнакомая женщина, которая улыбнулась мне на улице – уже свой вклад внесла, в то что у меня мир на одну секунду стал светлее.

Ну а если серьезно – многие мои родственники и друзья умерли уже много лет назад, а мы их до сих пор вспоминаем. То вспомним, чему они нас научили. То какой-то случай с ними, который оказал на нас влияние. То просто светлая память – вот, был такой хороший, так с ним было весело чай пить, так с ним было хорошо об искусстве говорить. Так он хорошо объяснял, неужели вы думаете, что это – мало? Вы только вдумайтесь! Десятки лет прошли! Действительно, можно сказать, что все уже превратилось в пыль и прах. А их фотографии и картинки висят у кого-то на стене, их вспоминают, по ним скучают. Кто-то на них похож, кто-то гордится, что пошел в него. Кто-то смотрит в лица их детей и внуков, и видит в них знакомые любимые черты. Вы только вдумайтесь – на свете миллиарды людей, и каждый день происходят миллиарды событий. В каждую секунду у каждого мириады впечатлений, событий, переживаний. И среди всего этого, даже через годы, для этих людей у кого-то находится воспоминание, доброе слово, или целый вечер воспоминаний!
Когда я о таком думаю, у меня возникает только одна мысль: чего же можно хотеть еще, будучи просто маленьким человеком, одним из миллиардов? Это очень много. Очень. Вы каждый день оставляете в этой жизни следы – много следов. Вот сейчас вы что-то скажете, сделаете, раскроете кому-то душу. А потом вы умрете, а он будет про вас вспоминать. Может быть будет скучать, и скажет, что жаль, что вас уже нет. По-моему ради этого стоит жить! Разве нет? :-)

В общем – пока вы здесь – нашумите немножко в жизни, оставьте яркий след, чтобы было что о вас вспомнить – какие-то более или менее значительные мелочи. Будьте счастливы, и вы запомнитесь людям, как источник оптимизма и вдохновения. Живите хорошо, чтобы у вас долго было много сил. Достаточно много, чтобы не только поддерживать минимум необходимых функций, но и иногда что-то давать другим – даже если это будет только улыбка или доброе слово. И не возлагайте на все это каких-то сверх ожиданий – что надо прямо не знаю что такое возвести в этом мире, чтобы уходить было не жалко. Уходить сейчас уже не жалко! Уже столько хорошего случилось! Уже столько всего было! Столько поводов быть благодарным.

Мне кажется, чтобы не грустить о том, что “все бесполезно”, нужно изменить отношение к тому, что мы имеем и что происходит. Вам кажется, что смысл имеет только оставить человечеству какое-то гигантское изобретение? Вам просто доброго слова от соседа – мало? А мне кажется, что я вот нарисовала что-то, выложила сюда, целых пять человек улыбнулись на секунду – это уже круто! Вот честно! Я получила огромное удовольствие от процесса, решила в ходе работы какие-то свои творческие задачи. Сделала, чего хотела, и прожила час жизни счастливо. Потому что всем этим была занята. А потом это еще кто-то заметил! Я правда думаю, что это – очень много. Какие-то незнакомые люди увидели и заметили, потому что они подписаны на поток сознания, который я ежедневно сюда вываливаю. Это очень много внимания для одного отдельного человека. И если вы приходите домой, и к вам ребенок бежит, обрадовавшись, что вы вернулись – это тоже очень много. И если кошка бежит – тоже. Посмотрите, сколько вы для кого-то значите! :-) Сколько вам внимания уделяют каждый день разные люди. Сколькими эмоциями и делами можете обменяться с миром. Это все уже не зря! :-)

А то, что вас кто-то забудет, вы для кого-то пропадете – так для этого умирать не надо. Вы уже сейчас можете вспомнить тысячи людей, которые вам где-то встретились, а потом они навсегда о вас забыли. И вы же об этом не плачете. Вы для них – что были, что не были. Вы концентрируетесь на тех, кто вас любит и помнит. И для них вы не совсем пропадете, не волнуйтесь”

дети о школе

**

Главное — не место, где находишься, а состояние духа, в котором пребываешь

Proudly powered by WordPress
Theme: Esquire by Matthew Buchanan.