для мам, когда кажется… что уже слишком ;)

улыбнитесь ))) пусть дети будут здоровы, а с остальным Вы справитесь!

Это важная и тяжёлая работа – быть самой нужной на свете

Я как будто родилась вместе с ней 4 года назад. 4 года мы растем и меняемся вместе. Пока ребёнок не появился, невозможно понять, как это – быть мамой.

И даже, если прочитать все книги, выслушать опыт мудрых людей, жизнь преподнесёт сюрпризы. Будет по-другому. И маме придётся наравне с ребёнком учиться жить вместе. Мама учится ходить с ребёнком, говорить с ним, любить и понимать его.

Эта, пока ещё маленькая мама, нуждается в бережном отношении и понимании. Она не появилась на свет с готовым набором ключиков, точно подходящих её ребёнку.
Ей тоже нужно время. У неё тоже, возможно, случится кризис одного года, двух и трёх лет. Ребёнок меняется, ключики опять не подходят – ей нужно снова меняться.
Оставлять с такой болью нажитое, найденное, выстраданное и идти дальше.

Пока ребенок, растёт, он падает много раз. Мама падает ещё больше. Чаще и больнее. Ребёнка могут толкнуть и ударить, маму толкают снова и снова: “Делай то, ты должна”. Маму бьют: ” Плохая мать”. Маму унижают, маму игнорируют, лишают права голоса, лишают авторитета, лишают своего мнения и шантажируют. Маме угрожают, маму подкупают, маме ставят ультиматумы, маму пугают милицией, объявляют тайм-аут, маму положительно подкрепляют и неизменно наказывают за проступки.

Воспитывают её, в общем. Внутри или снаружи её, но это происходит.

Она слышит то, какой она должна быть. Теряя при этом ту, которая сможет и захочет.

Цепочка того, что случилось с ней, привела ее туда, где она сейчас находится. Почему же ей должны подходить рецепты других людей – с их цепочкой?

Пока она слушает других, она не слышит себя. Она не слышит голос своего ребёнка.

Так важно дать возможность маме прожить все их общие кризисы и неудачи вместе. Со всеми чувствами. Своими и его. Со злостью, болью, беспомощностью, радостью, умилением, не любовью, виной, ликованием, ленью, опустошённостью, разбитостью, дикой усталостью и недосыпом. С лохматой головой и безумным взглядом. С соцсетями и пирожными.
Дать возможность не “самореализовываться”, не гнобить за “потраченное попусту время”, проведённое с детьми.
tender_beanПотерять себя, чтобы найти себя новую. Разрешить себе пробовать, щупать и находить своё. Общее. То, что будет работать для них двоих, для семьи.

Но для этого никак не получается сделать самое простое. оставить их в покое. Оставить в покое эту пару: мама-её ребёнок.

Они обязательно разберутся. Они смогут. Они друг об друга научатся. Они никуда не денутся. Уберите стимуляцию. Уберите: “Надо”. Уберите все.
Дайте им друг друга. Дайте им заглянуть друг другу в глаза, понять друг друга, услышать друг друга, полюбить друг друга. Они все сделают сами.

Маленькая мама вырастет в большую. Будет надёжной и любящей, только оставьте ей место. Дайте ей дышать.
Дайте ей быть потолстевшей, дайте ей быть неумной, наседкой. дайте ей возможность не гнаться за той жизнью, которая была до. Дайте ей понять и ощутить себя такой. Другой, новой, нужной. Дайте ей возможность ощутить себя чьей-то жизнью. Она много держит на своих руках.

Жанна Ермашова

кого еще напугали киты..

мифически раздуто и даже красивый визуал придуман… а проблема-то в другом
стоящая статья на эту тему от Людмилы Петрановской

Семья пришла в ресторан, официантка обращается к ребенку:

– Что для вас, молодой человек?

– Гамбургер и мороженое, – отвечает мальчик

Тут вмешивается мама:

– Ему салат и куриную котлетку, пожалуйста.

Официантка, продолжая смотреть на мальчика:

– Мороженое с шоколадом или с карамелью?

– Мама, мама! – кричит ребенок, – Тетя думает, что я настоящий!

К дисциплине через игру
К дисциплине через игру

В этой статье, посвященной дисциплине, Гордон Ньюфелд рассказывает об основных причинах проблемного поведения и о неожиданных решениях, к которым можно прийти с помощью игры.

В последнее время я много размышлял об игре. Возможно, из-за того, что у меня трое маленьких внуков. Или, может быть, я просто хочу подольше оставаться молодым, а игра, безусловно, этому способствует. А может быть, причина в том, что тема игры будоражит научные умы современности, и мне посчастливилось создать “Игру и эмоции” – новый курс, подготовка которого стала одним из лучших периодов моей научной жизни. Какими бы ни были причины, я уверовал в силу игры.

Обычно концепции игры и дисциплины никак не связывают. И на то есть веская причина. Дисциплина часто ассоциируется с трудом, характерной особенностью которого является результат. По теории труда применительно к дисциплине поведение формируется последствиями. Получается, что основной задачей дисциплины будет контролировать результат поведения ребенка. Поэтому, когда возникает проблемное поведение, приверженцы этой концепции рассуждают так: “Какие последствия я должен создать или предъявить ребёнку, чтобы он понял, что такое поведение не работает?” Или, когда ребёнок делает что-то, что нас особенно радует: “Какие последствия (например, поощрения) мы должны продемонстрировать, чтобы донести до него, что такое поведение работает?»

В игре же главное не результат, а сам процесс. В этом смысле игра противоположна работе. Играть означает увлечься деятельностью, не думая о последствиях, к которым она может привести.

Те, кто верит в идею труда ради результата, считают, что с детьми надо обращаться как с маленькими трудягами, чтобы, в конце концов, они научились связывать причину и следствие… и затем постепенно смогли видоизменять своё поведение так, как нужно. В этом случае сама дисциплина становится тяжёлой работой, потому что вы постоянно пытаетесь подобрать подходящие последствия, которые привели бы к желаемому поведению.

При таком подходе к дисциплине возникают две основные проблемы:

Первая заключается в том, что дети по своей сути (впрочем, как и все незрелые люди) не могут трудиться ради достижения какой-то цели. Не имеет значения, насколько логичны будут последствия, если ребёнок просто ещё не думает с точки зрения того, куда это может привести. Если до конца этого не понимать, подчас может быть очень тяжело, и тогда дисциплина окажется упражнением на тщетность. Так задумано, что дети живут в режиме игры и не заботятся о результате своего поведения. На то есть веские причины, они кроются в процессе развития, и мы только-только начинаем их постигать.

Вторая проблема в подходе к дисциплине как к работе, лейтмотивом которой является результат, заключается в том, что на самом деле эта работа не приносит тех изменений в поведении, которых мы ожидаем. Основная причина этого заключается в том, что дисциплина не может решить проблемы, лежащие в основе плохого поведения. Мы часто думаем о дисциплине, как о корректирующих мерах, но это может быть верным решением, только если проблемы поведения не имеют глубоких корней. На самом деле, существует пять основных проблем, лежащих в основе практически любого рода поведения, которое становится объектом дисциплины, и дисциплина не решает ни одну из них.

Наиболее распространенной причиной проблемного поведения является незрелость.

Дети не рождаются со способностью решать проблемы, принимать чужую точку зрения, оценивать возможные последствия или управлять своими эмоциями и импульсами. Даже зная, что хорошо, а что плохо, зачастую они просто не могут себя контролировать. Самые благие намерения часто остаются неосуществлёнными. И, хотя эти недостатки развития приводят к немалым поведенческим проблемам, они не могут быть решены посредством дисциплины. Только истинное созревание может принести желанные плоды. А пока нам следует подумать, как вести себя с ребёнком, пока он не станет достаточно зрелым для того, чтобы действовать, руководствуясь усвоенными знаниями.

Второй основной причиной проблемного поведения является отсутствие правильных отношений с ответственным взрослым.

Дети должны быть глубоко привязаны и находиться в доверяющей зависимой позиции, чтобы иметь глубокое и систематическое желание быть хорошим. Когда такая привязанность отсутствует, дети будут инстинктивно сопротивляться и противиться, если почувствуют, что их к чему-то принуждают. Этому феномену есть название – противление. Такое проблемное поведение не может быть решено посредством дисциплины; на самом деле, дисциплина только усугубит проблему. Здесь будет справедливым задать себе следующий вопрос: как развить такие отношения, в которых дети естественным образом захотят быть хорошими? Если бы присутствовало это базовое желание, и мы бы позаботились о безопасности таких доверительных отношений, то, несомненно, необходимости в дисциплине было бы намного меньше.

Третьей основной причиной значительной части проблемного поведения являются сильные эмоциональные импульсы ребенка, которым нужен выход.

Все дисциплинарные меры только усиливают те самые эмоции, которые и привели ребенка к проблемам. Когда мы чувствуем, что ребенок движим какой-то эмоцией, нужно спросить себя: как я могу помочь ему от неё освободиться и не попасть при этом в неприятности? Понимание этой динамики уже само по себе может значительно изменить наше собственное поведение.

Четвертая причина проблемного поведения заключается в том, что ребенок не становится инстинктивно осторожным, внимательным и обеспокоенным, когда должен бы.

Эти качества не являются личностными характеристиками, которым можно научить. Это, скорее, плоды работы здоровой системы оповещения об опасности. Чтобы не попасть в неприятности и держаться от греха подальше, мыслящему мозгу ребёнка необходимо чувствовать обратную связь от действующей системы оповещения об опасности в случае, когда грозит беда. Слишком многие дети сегодня потеряли свою способность быть осторожными, внимательными, обеспокоенными, поэтому у них по умолчанию возникают проблемы с дисциплиной. Вопрос, который мы должны задавать себе в таких случаях, – это как восстановить способность ребёнка быть осторожным и внимательным, когда это необходимо.

Пятой основной причиной проблемного поведения является неспособность чувствовать тщетность при столкновении с ней.

Чтобы проблемы поведения решались на уровне мозга, дети должны ЧУВСТВОВАТЬ грусть и разочарование, когда сталкиваются с тем, чего не могут изменить. Слишком много детей сегодня утратили чувство тщетности. Дети совершают одни и те же ошибки снова и снова, и им не хватает психологической устойчивости – знания, что они могут пережить, если что-то пошло не по их плану. Сама по себе дисциплина не может способствовать адаптации, так же, как и последствия или санкции не могут привести к нужному результату. Это могут сделать только правильные чувства. В случае застревания в каком-то поведении мы должны спросить себя, как помочь ребёнку найти утраченные слёзы грусти, которые помогли бы ему идти по лабиринту жизни.

Если устранить эти пять основных причин проблемного поведения, необходимости в дисциплинировании детей практически не будет. Мы должны помнить, что сама по себе дисциплина не может решить лежащих в основе плохого поведения проблем. Более того, традиционная дисциплина обычно только всё усугубляет. Если бы мы действительно это поняли, мы бы осознали, что настоящая задача дисциплины состоит не в том, чтобы добиться своего или преподать ребёнку урок, но скорее “не навредить” и постараться найти способы, как справляться с симптомами, пока не будут решены проблемы, лежащие в основе. Осознание этого может коренным образом изменить взаимодействие с нашими детьми, причем не только тогда, когда возникает проблемное поведение.

Это возвращает меня обратно к игре. Удивительно, но игра, кажется, является ответом на те самые проблемы, которые мы обычно пытаемся решить с помощью дисциплины. Именно поэтому игра – это естественное состояние незрелых людей. И именно поэтому я верю в то, что именно игра, а не работа, приведет к тем изменениям, которые мы так хотим увидеть в наших детях.

Каким же образом игра осуществляет это? Я постараюсь ответить на этот вопрос во второй части статьи. На данный момент я хотел бы оставить вас с мыслью, что, возможно, мы придаём дисциплине слишком большое значение. Возможно, мы слишком ослеплены нашей взрослой этикой труда, чтобы увидеть, для чего в действительности нужна игра. Возможно, мы были введены в заблуждение, казалось бы, невинным и легкомысленным характером игры, и это не позволяло нам осознать, что на самом деле игра может принести нам желаемые плоды.

Ничто в естественном развитии не работает мгновенно. Мы вполне могли бы позволить себе немного расслабиться, разрешить детям быть детьми, а между тем найти способ навести порядок в их вселенной так, чтобы это не воспринималось как работа.

Гордон Ньюфелд

Перевод Анны Горулько

Редакция Юлии Твердохлебовой

если ребёнок плачет

Что делать и не делать, если ребёнок сильно плачет. Внезапный испуг, например, или коленку ободрал, или резкая обида. Я тут пишу «мама», но то же работает, конечно, с любым близким взрослым.

Сначала что НЕ надо делать. Не разговаривать НИКАК. То есть абсолютно. Никаких «иди пожалею» или «ой-ёй-ёй» или «маленький мой». Никаких вопросов о том, что случилось, как упал, где болит. ТИХО. Слова дают ребёнку дополнительную нагрузку на мозг в ситуации, когда он и так перегружен.

Также не надо тут же мазать ребёнка или дуть на рану (исключения, вроде артериального кровотечения, понятны), сильно укачивать, совать ему игрушки или сладости. Не вводить в ситуацию НИКАКИЕ новые сущности под истерику. Опять же, разгрузить мозг ребёнка, дать ему справиться с бедой, обработать всё.

Что помогает в любом возрасте:

1. Плавные, сильные, мягкие объятия, в них замереть, чуть отойдя от сцены проблемы, отвернувшись. Метафора «мама-одеяло». Мягкое, тёплое, надёжное, родное. Завернуть ребёнка в себя, как в одеяло. «Крепко», потому что у мамы часто от нервов руки подрагивают, и если держать не крепко, дрожь чувствуется

2. Отрегулировать своё дыхание. Плавные, глубокие, регулярные вдохи и выдохи. Обратите внимание, как сильно дыхание в таких ситуациях сбивается; как регуляция дыхания помогает успокоиться; и, главное, как ребёнок синхронизирует со временем своё дыхание с маминым, тоже успокаиваясь.

3. Можно чуть-чуть покачивать ребёнка в такт дыханию, чуть-чуть поглаживать по спинке синхронно. Плавно, медленно, фоном, чтоб не отвлечь от важной работы, которой занят ребёнок — обрабатывать аварию.

Еще можно мычать, петь песенки без слов, подпевки какие-то. Это как дыхательные упражнения. Опять же, они должны быть «фоновыми», не переключать на себя внимание. Но очень помогают дыхание отрегулировать.

4. Следить за дыханием ребёнка. Когда оно станет ровным, всхлипывания уйдут — повернуться «к лесу задом, к сцене передом». Посмотреть, где случилась беда.

5. И рассказать историю происшествия, «сказку аварии». Например: «Ты бежал вот тут к горке, а перед ней был лёд, левая нога уехала назад, и ты упал и ударился подбородком». Следите за дыханием ребёнка. На опасном месте, когда история подойдёт к «упал» — оно, скорей всего, участится. Ребёнок даже может опять заплакать. Он проживает событие. Историю можно рассказывать много раз. БЕЗ суждений (неосторожно, больно, зря) — только факты, только то, как было.

Дополнительно для более старших детей (в какой-то мере вербальных):

5. Дети и сами часто рассказывают по несколько раз всем членам семьи и знакомым, обрабатывая. В итоге ребёнок придёт к тому, что сможет историю рассказать или прослушать на ровном дыхании. Это значит, что стресс снят.

6. Когда ребёнок помирился с местом и историей происшествия, и ТОЛЬКО тогда, не раньше, можно устроить «разбор полёта». Хорошо его начать с вопроса вроде «Как ты думаешь, что стоило сделать?» То есть уже изменить «сказку аварии», придумать новую. Подчеркну, к этому этапу стоит приходить, эмоционально справившись, успокоившись. НИКОГДА не имеет смысл говорить «не делай того» или «куда ты смотрел!» — пока ребёнок плачет. Закройте рот и держите закрытым, а дышите глубоко и плавно — через нос А когда ребёнок успокоится, он и сам всё расскажет, где ошибки были, и как их исправить

Такой процесс занимает от часа до секунд; более старшие дети проделывают его внутри и самостоятельно. Говорить «под руку» плачущему ребёнку (даже жалеть) и/или не возвращаться к месту аварии — чревато психологическими проблемами.

В описанном методе ребёнок учится САМОконтролю, учится вырабатывать СВОИ методы анализа И решения проблем. Взрослый помогает, но ФОНОМ, не перехватывает управление и контроль, а только даёт поддержку эмоциональную. Тем временем, с помощью этой поддержки, ребёнок справляется с болью сам, продумывает ситуацию сам, выходы ищет сам. Ребёнок — менеджер ситуации, босс, взрослый — поддерживающий персонал.

Возможно, ребенок быстро успокоится, если взрослый будет спокойным голосом объяснять, что все в порядке. Но это краткосрочный результат. Не ребенок успокоился, а взрослый успокоил ребенка. Урок на будущее: «Мне не доверяют, я еще мал, решаю не я.»

Кроме того, ребенок может и перестал плакать, а вот снят ли стресс? Или просто загнан внутрь (особенно если отвлекли)? Накапливание стресса чревато многими проблемами, и психологическими, и болезнями (сердечными, например) в будущем.

А заявления «это не страшно, это не сильная ранка» от не пострадавшего меня довольно крепко напрягают. Почему такие вещи надо СООБЩАТЬ? Сам ребёнок должен, на мой взгляд, иметь шанс вынести это СУЖДЕНИЕ о серьёзности ситуации. Иногда ситуация субъективно кажется серьёзной, и это суждение стоит просто УВАЖАТЬ. Хочется научить малыша ОЦЕНИВАТЬ ситуацию на «страшность» и САМОМУ учиться понимать её серьёзность.

Один или второй подход к каждой данной ситуации — вопрос выбора. В ситуации крупных аварий, особенно если надо действовать быстро (убегать от взрыва, делать операции, надевать противогаз) — я считаю, взрослому стоит взять на себя контроль ради скорости. Но если споткнулся или игрушку отобрали – лучше дать ребенку самому справиться.

То есть надо быть осторожным, найти свой баланс. Чтоб, во-первых, не перехватить на себя управление ситуацией и ребёнком, а оставить ребёнку возможность управлять собой. Во-вторых, чтоб не диктовать извне суждений о ситуации, а дать ребёнку возможность вынести свои суждения. Но, в-третьих, поддержать.

доброе утро

Cамый важный опыт родительства состоит в том, что иногда ваши дети будут есть много, а иногда не есть ничего. Иногда умнеть, иногда глупеть. Иногда спать много, а иногда вообще не спать. Иногда огорчать, а иногда радовать. Иногда учиться, а иногда не учиться. Иногда лезть на стену и бегать по потолку, а иногда жутко тормозить. И единственное, что вам действительно нужно, — это любить их, сохранять терпение и понимать, что все это абсолютно нормально.

Йозеф Эметс, венгерский философ

существует ли детская лень?

Детская лень – одна из самых распространенных претензий в средней школе. Только никто не знает, кому ее предъявить. Учителя жалуются родителям, родители учителям, вместе они наседают на ребенка в бесплодной попытке преодолеть его лень. И все потому, что у взрослых нет понимания того, что лень – явление значительно более сложно, чем может показаться на самый первый взгляд.

Я часто слышу из уст родителей и учителей обвинения в адрес некоторых детей: “Он такой ленивый!” Они произносят это как приговор, как осуждение, как оценку, с которой невозможно обойтись иначе, как запечатлеть ее в себе навсегда. Что нередко и происходит с ребенком: он становится тем, кем вы его назвали. ” Я же ленивый!” – это легко становится оправданием к тому, чтобы ничего не делать, даже не начинать, даже не пробовать.
Мне кажется, что лень просто выдумана. И скорее всего она выдумана именно взрослыми, чтобы как-то назвать явление, когда ребенок (а иногда муж, жена, коллеги) не хочет делать то, что от него требуется.

В любом здоровом ребенке (как и в любом здоровом уже взрослом человеке) заложено много энергии на то, чтобы развиваться, расти, познавать, проявлять творческую активность. Поэтому от природы любой ребенок совершенно не ленив, он готов к познанию и деятельности. Мне кажется, что все дело в упадке естественной энергии ребенка. Чего подобный упадок может происходить? Попробуем разобраться, в чем причины.
1. Самое простое: дети чего-то не делают, потому что не хотят.
То есть они “ленятся” удовлетворять не свою потребность. Хотеть делать то, что на самом деле хочет кто-то другой, довольно трудно. Ребенок может учиться хорошо не потому, что это его потребность, а потому, что он не хочет расстраивать маму – и это будет достаточной мотивацией для того, чтобы сделать уроки (хотя не совсем той мотивацией, которой бы хотелось маме). Но если у ребенка нет хоть какой-нибудь мотивации,пусть и компенсационной, ему неоткуда взять энергию на то, чтобы действовать.
Для начала любого движения нужен импульс, и м служит, безусловно, мотивация, желание, а еще лучше – хорошо осознанная потребность. Причем энергия на выполнение действия будет неуклонно возрастать в зависимости от важности и силы желания.

Очень часто дети все же садятся за ненавистные домашние задания, но делают их долго, все время отвлекаются мечтают, играют, болтают по телефону. Любое, самое незначительное, но все же СОБСТВЕННОЕ желание естественным образом немедленно перебивает важностью исполнение не своего желания. При этом: как правило, где-то рядом находится тот, кто призывает немедленно вернуться к урокам. Ребенок послушно старается сосредоточиться на задании, но хватает его ненадолго. Особенно мучительными бывают эти часы для детей, совершенно лишенных возможности и времени делать то, что они хотят, даже если взрослым все это кажется сущими пустяками.
Такие дети, не имея возможности получать энергию от выполнения собственных желаний, все время находятся в состоянии энергетического недостатка, потому что удовлетворенная потребность придает любому человеку много энергии.

Поэтому, если вы как родители или учителя обнаруживаете, что у детей нет никакой возможности сосредоточиться на выполнении домашнего задания, то, может быть, просто стоит сделать небольшой перерыв? Много раз проверено, что 5-10 минут интенсивного балбесничанься могут придать новых сил на свершение учебных подвигов.⬇️
2. У детей отсутствует интерес. Каждый из нас наверняка не раз отмечал это в своей жизни. Если нам необходимо что-то сделать и мы даже осознанно этого хотим, но при этом данное дело не вызывает в нас никакого живого интерес, то мы будем откладывать его, насколько эо возможно, или мучительно искать силы, чтобы начать. Для детей это особенно важно. Заинтересованный ребенок свершит подвиги и свернет горы, скучающий ребенок часто не в состоянии справиться с атакующими его более явными и интересными потребностями и желаниями Его произвольность, то есть умение себя заставлять, проявлять недюжинные волевые усилия, умение “ломать” себя, еще не так развита, как у преуспевшего в этом за более долгую жизнь взрослого. Любое неинтересное занятие для него становится практически бесперспективным. Заинтересовать ребенка часто требует труда от взрослых, и потому они переходят к тактике принуждения, чем окончательно могут убить нужную для любого дела энергию. Отсюда естественным образом вытекает следующее наблюдение:
3. Большая часть энергии уходит на сопротивление принуждению.
Я знаю очень многих уже выросших детей, которые с печалью говорят о том, что в свое мдетсве не могли себя заставить сделать что-то только потому, что их к этому принуждали. Понятная родительская позиция “я знаю, как лучше”, которая навязчиво транслируется ребенку с ожиданием того, что ребенок отказывается делать даже то, что сам очевидно хочет. Но здоровое стремление отстоять себя, свою возможность выбирать приводит его к осознанному или неосознанному сопротивлению, которое в итоге губит все дело. Сопротивляющийся ребенок объявляется родителем или учителем “ленивым”, взрослые усиливают напор принуждения, ребенку ничего не остается, как усилить свое сопротивление. Такое противостояние не может длиться долго и достаточно часто приводит к открытому конфликту, который из-ха своей эмоциональной насыщенности далеко не всегда позволяет прояснить ситуацию.
Мне кажется, чем меньше в жизни ребенка будет принуждения, тем вероятнее, что он будет быстро и радостно делать все необходимое. Я часто спрашивала взрослых: как вы реагируете на принуждение? И ни один не ответил: ” С радостью! Оно придает мне сил и позволяет творить чудеса”. Принуждение вызывает тоску, злость, упадок сил, раздражение, ненависть. Сопротивление принуждению часто неосознанно. Оно заберет много сил, добавляет ощущения вины и стыда, которые тоже не способствуют энергетическому подъему.

В любом случае, кроме принуждения, есть еще один способ, старый как мир: договариваться, согласовывать сроки, учитывать обстоятельства, принимать точку зрения другого И так далее. Существует простая правда: если человек (даже ребенок) принимает участие в принятии решения, если это его собственный выбор, он с гораздо большей вероятностью выполнит все,что обещал.
4. Сильные подавленные чувства отнимают много энергии.
Очень часто, к сожалению, совершенно неосознанные чувства. Ребенок может не хотеть в школу потому, что не осознает собственной тревоги, которая все время присутствует в нем и отнимает у него много сил. Или он боится учительницы – ее гнева, ее оценки, ее реакции. Или не хочет расстроить маму, получив плохую оценку или замечание в дневник. Или он находится в постоянном напряжении, ожидая насмешек ребят из класса. На подавление страха, тревоги и особенно злости уходит неимоверное количество сил и энергии. из моей практики: дети не всегда осознают свою злость, например, на унижающую их учительницу. Злость на взрослых чаще всего находится под запретом, таким сильным, что совершенно не осознается, а прорывается только во снах, игре, рисунках. И потому, если ребенок чего-то не делает, неплохо было бы выяснить, что не так. Что за сильные чувства он переживает, которые вынужден скрывать иногда даж от самого себя?
5. Энергию снижает ожидание неуспеха, неуверенность в себе.
Все мы не любим браться за неведомо провальные дела. Если ребенок постоянно наталкивается на неуспех в каком-то деле, то неудивительно, что его энергия падает. Для очень многих людей дело, неспособное принести успех, быстро становится безнадежным и бесперспективным. Ребенок, не верящий в себя и в свои силы, часто отказывается браться даже за те дела, которые вполне способен выполнить. Избегание провала становится для него единственным способом взаимодействия со школьным миром. Поэтому любому ребенку особенно тяжело заниматься тем, что ему удается труднее всего.
Поднять энергию ребенка можно только веря в него, в его способности и таланты,в его активность, упорство и трудолюбие, которые есть в любом человеке, но они часто невидимы из-за “замыленного” ожиданием неуспеха родительского глаза. Всегда можно найти в ребенке то, что ему удается, всегда есть чему порадоваться его родителю и учителю при условии, что данные взрослые вообще способны концентрироваться не только на детских неудачах и провалах. Вспомните, как вас наполняли силы когда что-то действительно получалось и это замечали други люди.
Концентрация только на недостатках и ошибках иногда, конечно, может зажигать в ребенке энергию протеста, но в конце концов и она неизбежно гаснет. Таким образом, поддержка ребенка, вера в него, способность видеть в нем таланты и достоинства – это отличный энергетический вклад родителя и учителя, способный сделать самого “ленивого”ребенок активным, бодрым, деятельным.
Таким образом, ленивых детей нет, есть не понявшие, чего хотят, не нашедшие интерес, сопротивляющиеся нажиму, подавляющие свои чувства, не верящие в свои силы. И есть родители учителя, которым проще сказать – “Ты ужасный лентяй!”, чем поддерживать, договариваться, разбираться и верить.
“Школа и как в ней выжить” Ирина Плодик

берегите детей. что делать ребенку, если он потерялся?

Только один из пятидесяти детей не уйдет с незнакомым человеком в неизвестном направлении, если потерялся на улице. Такие данные показал эксперимент, проведенный Добровольным поисковым отрядом «Лиза Алерт». В 2015 году отряд вел поиск 481 ребенка, 18 детей погибли, 12 до сих пор не найдены. О том, что делать, чтобы защитить от таких ситуаций ребенка, рассказали волонтеры отряда «Лиза Алерт».

Данные рекомендации составлены для детей с учетом того, что у ребенка нет с собой мобильного телефона, по которому он может связаться с родителями или со службой «112».

НА УЛИЦЕ
Остановиться
Первым делом, если вы потерялись – минимизируйте передвижения. Остановитесь, когда поняли, что родителей или сопровождающих взрослых нет рядом.

Оглянуться
Посмотрите вокруг, не видно ли родителей.

Покричать
Не стесняйтесь громко позвать маму или папу, возможно, они услышат ваш голос.

Подойти к полицейскому или охраннику
Если вы находитесь в городе и рядом есть сотрудник полиции или охранник близлежащего магазина, торгового центра, подойдите и скажите, что вы потерялись.

Важно: Не надо уходить далеко, если полицейского или охранника нет в поле зрения. Если вы в торговом центре на втором этаже, а охранник был на первом, не спускайтесь на первый этаж.

Попросите помощи у человека с ребенком
Если рядом нет полиции или охраны, следующий взрослый, к которому вы можете обратиться – человек с ребенком.

Важно: Никуда не уходите с этим человеком. Если взрослый предложит отвести вас домой или к маме и папе, твердо скажите, что будете ждать маму и папу там, где потерялись. Попросите позвонить им и объяснить, где вас найти.

В ТРАНСПОРТЕ

1) Выйти на ближайшей станции
Если вы успели сесть в вагон метро или электрички, автобус или троллейбус, а родителей нет, выходите на ближайшей остановке и стойте там.

Важно: в метрополитене в центре зала на ближайшей станции подойдите к колонне SOS и обратитесь за помощью. Также можно подойти к сотруднику полиции или работнику метрополитена. Никуда не уезжайте с ближайшей станции. Если родители вошли в вагон и уехали, а вы не успели, оставайтесь на той станции, на которой были. Не надо ехать за родителями.

НА ДАЧЕ И В ЛЕСУ
Возьмите с собой и попросите родителей взять полностью заряженный мобильный телефон.

Возьмите с собой свисток, шоколад, бутылку воды.

Если вы потеряетесь и будете долго звать на помощь, у вас сядет голос. Проще использовать свисток, чтобы дать о себе знать. Шоколад занимает мало места и быстро утоляет голод, водой можно промыть рану.

Важно: Не подходите к природным открытым водоемам без взрослых.

Оставайтесь на месте.

Оглянитесь и позовите взрослых или свистите в свисток.

Если никто не откликнулся, а в поле зрения есть тропинка, можно выйти на тропинку и стоять там.

РОДИТЕЛЯМ
Проводите с детьми тренировки в игровой форме, привлекайте друзей и родственников к игре «как я буду себя вести, если потеряюсь». Объяснить один раз недостаточно. Волонтеры рекомендуют также провести одну ролевую игру, где вы попросите знакомого, которого не знает ваш ребенок, попытаться его увести. Не бойтесь показать ребенку свои чувства – расскажите, как напуганы и расстроены вы были, когда увидели, что он уходит с незнакомым человеком.

Прим. ред. – Сразу после окончания тренинга для детей волонтеры и сотрудники центра провели обучающую игру с детьми – около половины детей, присутствовавших на лекции, во время игры ушли с незнакомым взрослым.

Научите ребенка говорить взрослому «нет».

Ребенок не должен уходить без вашего предупреждения и без вашего разрешения даже с друзьями семьи.

Если вам позвонили и сказали, что ребенок ждет вас у близлежащего магазина/станции метро/торгового центра, попросите его оставаться там и сами идите за ребенком.

Придумайте пароль, который будете знать только вы и ваш ребенок.

Если ребенок потерялся, сразу сообщайте в полицию. Полиция принимает заявления о пропаже детей и взрослых сразу после их поступления. Период ожидания трое суток с момента пропажи – в прошлом.

Не отпускайте ребенка в лес с пожилыми родственниками.

Если ребенок потерялся на даче, перекройте все близлежащие водоемы, подключите соседей.

Не запрещайте детям сидеть в социальных сетях, разрешите им иметь одну страницу, о которой вы будете знать.

Ребенок должен делать контрольные звонки в местах повышенной опасности: «я вышел из квартиры», «я вышел из подъезда». Так вы проконтролируете, что с ребенком ничего не случилось в лифте.

Берегите своих детей!

http://www.pravmir.ru

 

“как вы лодку назовете…” или о воспитании

“Все читали на моем лице признаки дурных чувств, которых не было; но их предполагали — и они родились. Я был скромен — меня обвиняли в лукавстве: я стал скрытен. Я глубоко чувствовал добро и зло; никто меня не ласкал, все оскорбляли: я стал злопамятен; я был угрюм, — другие дети веселы и болтливы; я чувствовал себя выше их, — меня ставили ниже. Я сделался завистлив. Я был готов любить весь мир, — меня никто не понял: и я выучился ненавидеть. Моя бесцветная молодость протекала в борьбе с собой и светом; лучшие мои чувства, боясь насмешки, я хоронил в глубине сердца: они там и умерли. Я говорил правду — мне не верили: я начал обманывать < ... > И тогда в груди моей родилось отчаяние — не то отчаяние, которое лечат дулом пистолета, но холодное, бессильное отчаяние, прикрытое любезностью и добродушной улыбкой. Я сделался нравственным калекой: одна половина души моей не существовала, она высохла, испарилась, умерла, я ее отрезал и бросил, — тогда как другая шевелилась и жила к услугам каждого, и этого никто не заметил, потому что никто не знал о существовании погибшей ее половины…”
Лермонтов
или у Высоцкого:

“Если поросенком вслух, с пеленок
Обзывают, баюшки-баю,-
Даже самый смирненький ребенок
Превратится в будущем в свинью!”

быть матерью

быть матерью – значит растить ребенка, который у тебя есть, а не ребенка, которого ты бы хотела иметь. это значит понимать, что он именно такой, каким и должен быть. и, если тебе повезет, он будет твоим учителем и поможет стать человеком, которым должна стать Ты.
Джоан Райн

Proudly powered by WordPress
Theme: Esquire by Matthew Buchanan.